Позвоните прямо сейчас по телефону
+7 495 925 11 76
НАЧНИТЕ С БЕСПЛАТНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ТЕЛЕФОНУ: + 7 495 925-11-76

Одним из патогенных свойств ацетальдегида является его способность конформации белков и задержки их секре­ции из внутриклеточных органелл, особенно в печени. Сум­марный эффект накопления в клетках жиров, белков, ами­нокислот, изменение осмотического давления, электролит­ного баланса (нарушение функции мембран) приводят к «раздуванию», расширению гепатоцитов. Диаметр клетки возрастает в 2—3 раза, объем — в 4—10 раз. Увеличению объема гепатоцитов придается основное значение в уве­личении печени при алкоголизме, так как количество ren-i тоцитов и содержание в них дезоксирибонуклеиновой кис­лоты (ДНК) не возрастают [Baraona Е. et al.„ 1975]. По­добный же механизм должен быть в развитии гипертрофии сердца в сочетании с пеакцией сердечной мышцы на ги- пертензионный синдром у больных алкоголизмом. Связы­вание ацетальдегида с такими аминокислотами, как глут- атион, цистеин, которые нейтрализуют свободные радика­лы, влечет за собой следующее звено патогенеза как ре­зультат действия свободных радикалов. Как этанол, так и ацетальдегид вызывают структурные и функциональные изменения в митохондриях. Уменьшаются содержание ци- тохромов, активность сукцинатдегидрогеназы, снижается респирация, в том числе окисление жирных кислот

Уксусная кислота — следующее за ацетальдсгидом зве­но метаболизма этанола, с одной стороны, повышает со­кратительную силу миокарда, коронарный кровоток, сер­дечный выброс, с другой — тормозит липолиз в жировых клетках, сникая высвобождение жирных кислот и их кон­центрацию в крови. Это имеет свои серьезные метаболиче­ские внутритканевые последствия (для печени — стеатоз). Превращаясь, отвлекая ацетилкоэнзим А (ацетил СоА), уксусная кислота ускоряет трансформацию АТФ в АМФ. Помимо уменьшения энергетических возможностей, избы­ток АМФ повышает в организме концентрацию пуриновых оснований и мочевой кислоты.

Мнкросомальная этанолокисляющая система (МЭОС) представлена эндоплазматическим ретикулумом клетки (особенно подробно изучена МЭОС гепатоцитов), проли- ферирующим в условиях хронической алкоголизации [Mal- suzaki S.]. Эта система, как и путь АДГ-окисле­ния, неспецифична, так как активируется при нагрузке различными ксенобиотиками. В МЭОС окисление этанола идет с помощью цитохрома Р-450, редуктазы никотин- амидадепиидифосфата (NADH), фосфолипидов (лецитина) и кислорода. Изменение системы МЭОС изменяет реакцию на эндогенные стероидные гормоны, что сопровождается нарушением эндокринной системы больных алкоголизмом, и за счет ускоренного разрушения увеличивает потреб­ность организма в витаминах. В печени больных алкого­лизмом снижаются запасы витамина А. Блокаторы катала- зы не меняют in vitro скорости микросомального окисле­ния, т. е. в этот процесс каталаза не вовлечена.

Различную роль в окислении этанола играют отдельные формы цитохрома Р-450 [Hasumura G.], кото­рый в условиях хронической алкоголизации меняется каче­ственно и количественно. Введение этанола индуцирует и цитохром Р-450, и перекисное окисление. В синаптосомаль- ных, эритроцитарных и других клеточных мембранах ме­няется содержание липидов (возрастает концентрация хо­лестерина), уменьшая проницаемость. Роль каталазы при необходимости увеличения метаболизма принимаемого ал­коголя оценивается сдержанно. Предполагается, что для перекисного окисления этанола достаточно образуемой пе­рекиси водорода. Возможно, что роль каталазы ограничи­вается окислением этанола перекисью водорода, образу­емой в иероксисомах.

Интенсивное, проходящее несколькими путями, окис­ление этанола и возросшее потребление кислорода позво­ляют говорить о гиперметаболическом состоянии, которое отдельными исследователями сравнивается с тем, что об­наруживается при назначении тиреоидина при гипертирео- идизме [Bernstein J.]. Сходство с гиперметабо­лическим состоянием при лечении тиреоидными гормонами усиливается вследствие возрастающей при алкоголизме ак­тивности АТФазы, ведущей к ускоренному гидролизу АТФ и снижению фосфорилирования. Казалось, гиперметаболи­ческое состояние, повышение окисления этанола и его ме­таболитов с участием систем АДГ, АльДГ, МЭОС, катала­зы объясняют как наступающие многосистемные расстрой­ства организма, так и собственно наркологическую симп­томатику. Ускорение поглотительно-выделительной функ­ции печени обеспечивает защиту от этанола и объясняет рост переносимости спиртных напитков.

Но следует обратить внимание на тот факт, что в усло­виях хронической алкоголизации как животных, так и лю­дей обнаруживают не только активацию окислительных механизмов, по и их угнетение (например, снижение ак­тивности АДГ) [Kalanl H.el al.; Crow К. el al.], снижение потребления кислорода. С нашей точки зрения, здесь нет противоречия, поскольку можно допустить, что с длительностью болезни указанные механизмы истоща­ются.

Это подтверждается и падением толерантности при длительном течении болезни.

Однако какие-то факты остаются необъяснимыми в рус­ле биохимической концепции. Например, известно, что фе­нобарбитал— классический индуктор окислительных фер­ментов печени (увеличение активности более чем в 20 раз). Увеличение после приема фенобарбитала активности АДГ, АльДГ ускоряет выведение этанола в 1,5 раза. Но почему в этом случае сочетанный прием фенобарбитала (люмина­ла), так же как любого другого производного барбитуро­вой кислоты, со спиртными напитками не ускоряет вытрез­вление, а углубляет опьянение?

Эффект сочетанного действия фенобарбитала и алко­голя позволяет допустить, во-первых, существование пока не известного механизма детоксикации, тормозимого фено­барбиталом, и/или, во-вторых, изменение функционального состояния физиологических систем.

Многие приведенные выше факты получают объяснение при следующем предположении. Защита столь сложной системы, как организм человека, от нарушения гомеостаза, выравнивание равновесия должны быть многоплановыми. В свою очередь возможны различные биохимические спо­собы и различные уровни защиты организма от интокси­кации.

Первая реакция на избыточное (в сравнении с эндоген­ным) поступление этанола должна быть неспецифической, о чем и свидетельствует активация неспецифических фер­ментов АДГ и АЛьДГ, МЭОС, каталазы.


По мере хронизации ксенобиотического воздействия от­вет, очевидно, станет специфичным, например, наступит из­менение пропорций активности каждой из вышеуказанных систем, изменение изоферментного состава. В клинике мы также наблюдаем рост специфичности симптоматики. Нет основания думать, что возрастание специфичности деток­сикации и специфичности клинических симптомов взаимо­связано; прямые связи здесь невозможны. Но важно отме­тить направленность всех процессов в сторону возрастания специфичности.

По мере истощения этого, уже специфического, ответа должен наступить этап, когда функцию детоксикации возь­мут па себя другие системы — или архаичные, рудиментар­ные, в нормальных условиях неактивные, или несущие иную нагрузку, но теперь вынужденно привлеченные к де­токсикации этанола и его метаболитов. В этой связи пред­ставляют интерес характеристики обмена, в частности энер­гетического, первобытного человека, практически не по­треблявшего ни жиров (пищей служило мясо диких, а не домашних животных), ни концентратов Сахаров. Следует полагать, что дополнительными вспомогательными меха­низмами детоксикации объясняется высокая толерантность больных алкоголизмом к различным (не только алифати­ческой группы спиртов) ксенобиотикам. Пациенты могут принимать «горстями» любые лекарственные препараты. В дальнейшем эта ксенобиотическая выносливость утрачи­вается вместе с наступающим снижением жизненных сил. То, что ксенобиотическая выносливость связана с иными, пока не известными нам вспомогательными детоксицирую- щими механизмами, доказывается тем, что АДГ у всех больных остается высокой независимо от возраста и дав­ности злоупотребления алкоголем [Бокий И. В. и др.].

Кроме того, о вспомогательной, дополнительной при­роде этих механизмов свидетельствует их относительно (к известным) быстрое истощение.

Защитные функции организма.

Таким образом, до того как наступит ослабление детоксицирующих возможностей, можно выделить по крайней мере три этапа развития защиты: неспецифический, специ­фический, вспомогательный. В настоящее время известен первый этап (гиперметаболический) защиты и отдален­ное состояние — этап истощения, которому соответствует в клинике падение толерантности. Ни специфичность де- токсицирующей активности (второй этап защиты), ни вспомогательные, дополняющие детоксицирующие механиз­мы (третий этап защиты) в настоящее время неизвестны А знание этих этапов позволило бы систематизировать многие факты, интерпретация которых сейчас затрудни­тельна, и подойти к вопросу этаппостн патогенеза. В этом плане должны быть перспективны исследования крови (по­иск детоксицирующих факторов, триггерных механизмов и пр.), так как кровь — первая биологическая система, при­нимающая этанол. Дополнительные пути метаболизма эта­нола открываются исследованиями, проведенными в нашей клинике в 1976—1985 гг.

Не меньшее значение в сохранении гомеостаза, нежели биохимическая защита, имеют целостные функциональные реакции на интоксикацию физиологических систем.

Значение функционального состояния отдельных систем выступает в сравнении системы печени и центральной нерв­ной системы. Учитывая высокую проницающую способ­ность молекул этанола, о чем шла речь выше, при алко­голизации нельзя придавать исключительное значение пе­чени как «воротам» (инфекции, интоксикации). Практиче­ски одномоментно принятый алкоголь оказывается и в кро­вотоке, и в ткани мозга. В центральной нервной системе не найдены более совершенные, чем в печени, механизмы де­токсикации, точнее — не отмечен факт ускоренного осво­бождения мозга от этанола и продуктов его метаболизма в сравнении с печенью. Как указывают Г. В. Морозов и И. П. Айохина [Морозов Г. В.], активность АДГ моз­говой ткани низка (в отличие от печеночной АДГ), экспо­зиция этанола в мозге длительна, а токсическое воздейст­вие усугубляется также поступающим через гематоэнцефа- лический барьер ацетальдегидом. Известно, что ощущение опьянения, в том числе в голове, возникает практически одновременно с приемом спиртного напитка. Скорость поч­ти рефлекторная. При этом концентрация этанола в кро­ви только начинает повышаться. Даже при равной с пече­нью токсической нагрузке мозг как более поздняя в фило­генезе и более высокоорганизованная система должен был бы страдать неизмеримо тяжелее, чем печень. Что позво­ляет мозгу гак долго, десятилетиями при злоупотреблении алкоголем, сохранять удовлетворительное функциональное состояние? Что, если не дезактивация этанола, защищает мозг при алкоголизме? Объяснение можно видеть лишь в том, что особое функциональное состояние мозга, образу­ющееся в процессе интоксикации, оказывает ему помощь и защиту. Эта защита, эта помощь может выглядеть как расстройство и рассматривается нами в ряду патологиче­ских, клинических симптомов: выделять ее мы пока не на­учились. Многие стимуляторы (кофеин, тетрагидроканна- бинолы), снимая некоторые эффекты этанола, удлиняют вместе с тем его опьяняющее действие, не меняя его фар- макокинетику. Это также говорит о важности не только биохимических, но и функциональных механизмов.

Один из основополагающих аспектов функционального состояния центральной нервной системы — нейромедиатор- ^ ный — изучается при алкоголизме в нашей стране с конца 4 60-х годов [Скугаревская Е. И.; Пятницкая И. Н.; Бокий И. В., Лапин И. П.] и особенно успеш­но— в последнее десятилетие [Анохина И. П.— 1984].

Одним из патогенных свойств ацетальдегида является его способность конформации белков и задержки их секре­ции из внутриклеточных органелл, особенно в печени. Сум­марный эффект накопления в клетках жиров, белков, ами­нокислот, изменение осмотического давления, электролит­ного баланса (нарушение функции мембран) приводят к «раздуванию», расширению гепатоцитов. Диаметр клетки возрастает в 2—3 раза, объем — в 4—10 раз. Увеличению объема гепатоцитов придается основное значение в уве­личении печени при алкоголизме, так как количество ren-i тоцитов и содержание в них дезоксирибонуклеиновой кис­лоты (ДНК) не возрастают [Baraona Е. et al.„ 1975]. По­добный же механизм должен быть в развитии гипертрофии сердца в сочетании с пеакцией сердечной мышцы на ги- пертензионный синдром у больных алкоголизмом. Связы­вание ацетальдегида с такими аминокислотами, как глут- атион, цистеин, которые нейтрализуют свободные радика­лы, влечет за собой следующее звено патогенеза как ре­зультат действия свободных радикалов. Как этанол, так и ацетальдегид вызывают структурные и функциональные изменения в митохондриях. Уменьшаются содержание ци- тохромов, активность сукцинатдегидрогеназы, снижается респирация, в том числе окисление жирных кислот

Уксусная кислота — следующее за ацетальдсгидом зве­но метаболизма этанола, с одной стороны, повышает со­кратительную силу миокарда, коронарный кровоток, сер­дечный выброс, с другой — тормозит липолиз в жировых клетках, сникая высвобождение жирных кислот и их кон­центрацию в крови. Это имеет свои серьезные метаболиче­ские внутритканевые последствия (для печени — стеатоз). Превращаясь, отвлекая ацетилкоэнзим А (ацетил СоА), уксусная кислота ускоряет трансформацию АТФ в АМФ. Помимо уменьшения энергетических возможностей, избы­ток АМФ повышает в организме концентрацию пуриновых оснований и мочевой кислоты.

Мнкросомальная этанолокисляющая система (МЭОС) представлена эндоплазматическим ретикулумом клетки (особенно подробно изучена МЭОС гепатоцитов), проли- ферирующим в условиях хронической алкоголизации [Mal- suzaki S.]. Эта система, как и путь АДГ-окисле­ния, неспецифична, так как активируется при нагрузке различными ксенобиотиками. В МЭОС окисление этанола идет с помощью цитохрома Р-450, редуктазы никотин- амидадепиидифосфата (NADH), фосфолипидов (лецитина) и кислорода. Изменение системы МЭОС изменяет реакцию на эндогенные стероидные гормоны, что сопровождается нарушением эндокринной системы больных алкоголизмом, и за счет ускоренного разрушения увеличивает потреб­ность организма в витаминах. В печени больных алкого­лизмом снижаются запасы витамина А. Блокаторы катала- зы не меняют in vitro скорости микросомального окисле­ния, т. е. в этот процесс каталаза не вовлечена.

Различную роль в окислении этанола играют отдельные формы цитохрома Р-450 [Hasumura G.], кото­рый в условиях хронической алкоголизации меняется каче­ственно и количественно. Введение этанола индуцирует и цитохром Р-450, и перекисное окисление. В синаптосомаль- ных, эритроцитарных и других клеточных мембранах ме­няется содержание липидов (возрастает концентрация хо­лестерина), уменьшая проницаемость. Роль каталазы при необходимости увеличения метаболизма принимаемого ал­коголя оценивается сдержанно. Предполагается, что для перекисного окисления этанола достаточно образуемой пе­рекиси водорода. Возможно, что роль каталазы ограничи­вается окислением этанола перекисью водорода, образу­емой в иероксисомах.

Интенсивное, проходящее несколькими путями, окис­ление этанола и возросшее потребление кислорода позво­ляют говорить о гиперметаболическом состоянии, которое отдельными исследователями сравнивается с тем, что об­наруживается при назначении тиреоидина при гипертирео- идизме [Bernstein J.]. Сходство с гиперметабо­лическим состоянием при лечении тиреоидными гормонами усиливается вследствие возрастающей при алкоголизме ак­тивности АТФазы, ведущей к ускоренному гидролизу АТФ и снижению фосфорилирования. Казалось, гиперметаболи­ческое состояние, повышение окисления этанола и его ме­таболитов с участием систем АДГ, АльДГ, МЭОС, катала­зы объясняют как наступающие многосистемные расстрой­ства организма, так и собственно наркологическую симп­томатику. Ускорение поглотительно-выделительной функ­ции печени обеспечивает защиту от этанола и объясняет рост переносимости спиртных напитков.

Но следует обратить внимание на тот факт, что в усло­виях хронической алкоголизации как животных, так и лю­дей обнаруживают не только активацию окислительных механизмов, по и их угнетение (например, снижение ак­тивности АДГ) [Kalanl H.el al.; Crow К. el al.], снижение потребления кислорода. С нашей точки зрения, здесь нет противоречия, поскольку можно допустить, что с длительностью болезни указанные механизмы истоща­ются.

Это подтверждается и падением толерантности при длительном течении болезни.

Однако какие-то факты остаются необъяснимыми в рус­ле биохимической концепции. Например, известно, что фе­нобарбитал— классический индуктор окислительных фер­ментов печени (увеличение активности более чем в 20 раз). Увеличение после приема фенобарбитала активности АДГ, АльДГ ускоряет выведение этанола в 1,5 раза. Но почему в этом случае сочетанный прием фенобарбитала (люмина­ла), так же как любого другого производного барбитуро­вой кислоты, со спиртными напитками не ускоряет вытрез­вление, а углубляет опьянение?

Эффект сочетанного действия фенобарбитала и алко­голя позволяет допустить, во-первых, существование пока не известного механизма детоксикации, тормозимого фено­барбиталом, и/или, во-вторых, изменение функционального состояния физиологических систем.

Многие приведенные выше факты получают объяснение при следующем предположении. Защита столь сложной системы, как организм человека, от нарушения гомеостаза, выравнивание равновесия должны быть многоплановыми. В свою очередь возможны различные биохимические спо­собы и различные уровни защиты организма от интокси­кации.

Первая реакция на избыточное (в сравнении с эндоген­ным) поступление этанола должна быть неспецифической, о чем и свидетельствует активация неспецифических фер­ментов АДГ и АЛьДГ, МЭОС, каталазы.


По мере хронизации ксенобиотического воздействия от­вет, очевидно, станет специфичным, например, наступит из­менение пропорций активности каждой из вышеуказанных систем, изменение изоферментного состава. В клинике мы также наблюдаем рост специфичности симптоматики. Нет основания думать, что возрастание специфичности деток­сикации и специфичности клинических симптомов взаимо­связано; прямые связи здесь невозможны. Но важно отме­тить направленность всех процессов в сторону возрастания специфичности.

По мере истощения этого, уже специфического, ответа должен наступить этап, когда функцию детоксикации возь­мут па себя другие системы — или архаичные, рудиментар­ные, в нормальных условиях неактивные, или несущие иную нагрузку, но теперь вынужденно привлеченные к де­токсикации этанола и его метаболитов. В этой связи пред­ставляют интерес характеристики обмена, в частности энер­гетического, первобытного человека, практически не по­треблявшего ни жиров (пищей служило мясо диких, а не домашних животных), ни концентратов Сахаров. Следует полагать, что дополнительными вспомогательными меха­низмами детоксикации объясняется высокая толерантность больных алкоголизмом к различным (не только алифати­ческой группы спиртов) ксенобиотикам. Пациенты могут принимать «горстями» любые лекарственные препараты. В дальнейшем эта ксенобиотическая выносливость утрачи­вается вместе с наступающим снижением жизненных сил. То, что ксенобиотическая выносливость связана с иными, пока не известными нам вспомогательными детоксицирую- щими механизмами, доказывается тем, что АДГ у всех больных остается высокой независимо от возраста и дав­ности злоупотребления алкоголем [Бокий И. В. и др.].

Кроме того, о вспомогательной, дополнительной при­роде этих механизмов свидетельствует их относительно (к известным) быстрое истощение.

Защитные функции организма.

Таким образом, до того как наступит ослабление детоксицирующих возможностей, можно выделить по крайней мере три этапа развития защиты: неспецифический, специ­фический, вспомогательный. В настоящее время известен первый этап (гиперметаболический) защиты и отдален­ное состояние — этап истощения, которому соответствует в клинике падение толерантности. Ни специфичность де- токсицирующей активности (второй этап защиты), ни вспомогательные, дополняющие детоксицирующие механиз­мы (третий этап защиты) в настоящее время неизвестны А знание этих этапов позволило бы систематизировать многие факты, интерпретация которых сейчас затрудни­тельна, и подойти к вопросу этаппостн патогенеза. В этом плане должны быть перспективны исследования крови (по­иск детоксицирующих факторов, триггерных механизмов и пр.), так как кровь — первая биологическая система, при­нимающая этанол. Дополнительные пути метаболизма эта­нола открываются исследованиями, проведенными в нашей клинике в 1976—1985 гг.

Не меньшее значение в сохранении гомеостаза, нежели биохимическая защита, имеют целостные функциональные реакции на интоксикацию физиологических систем.

Значение функционального состояния отдельных систем выступает в сравнении системы печени и центральной нерв­ной системы. Учитывая высокую проницающую способ­ность молекул этанола, о чем шла речь выше, при алко­голизации нельзя придавать исключительное значение пе­чени как «воротам» (инфекции, интоксикации). Практиче­ски одномоментно принятый алкоголь оказывается и в кро­вотоке, и в ткани мозга. В центральной нервной системе не найдены более совершенные, чем в печени, механизмы де­токсикации, точнее — не отмечен факт ускоренного осво­бождения мозга от этанола и продуктов его метаболизма в сравнении с печенью. Как указывают Г. В. Морозов и И. П. Айохина [Морозов Г. В.], активность АДГ моз­говой ткани низка (в отличие от печеночной АДГ), экспо­зиция этанола в мозге длительна, а токсическое воздейст­вие усугубляется также поступающим через гематоэнцефа- лический барьер ацетальдегидом. Известно, что ощущение опьянения, в том числе в голове, возникает практически одновременно с приемом спиртного напитка. Скорость поч­ти рефлекторная. При этом концентрация этанола в кро­ви только начинает повышаться. Даже при равной с пече­нью токсической нагрузке мозг как более поздняя в фило­генезе и более высокоорганизованная система должен был бы страдать неизмеримо тяжелее, чем печень. Что позво­ляет мозгу гак долго, десятилетиями при злоупотреблении алкоголем, сохранять удовлетворительное функциональное состояние? Что, если не дезактивация этанола, защищает мозг при алкоголизме? Объяснение можно видеть лишь в том, что особое функциональное состояние мозга, образу­ющееся в процессе интоксикации, оказывает ему помощь и защиту. Эта защита, эта помощь может выглядеть как расстройство и рассматривается нами в ряду патологиче­ских, клинических симптомов: выделять ее мы пока не на­учились. Многие стимуляторы (кофеин, тетрагидроканна- бинолы), снимая некоторые эффекты этанола, удлиняют вместе с тем его опьяняющее действие, не меняя его фар- макокинетику. Это также говорит о важности не только биохимических, но и функциональных механизмов.

Один из основополагающих аспектов функционального состояния центральной нервной системы — нейромедиатор- ^ ный — изучается при алкоголизме в нашей стране с конца 4 60-х годов [Скугаревская Е. И.; Пятницкая И. Н.; Бокий И. В., Лапин И. П.] и особенно успеш­но— в последнее десятилетие [Анохина И. П.— 1984].


лучшие предложения

Что НЕ НУЖНО делать при похмелье

Кодирование от алкоголизма

Всего 8000 рублей и 10% на ваш счет.

Женщины больше страдают от похмелья

VIP очищениео организма

Всего 121000 рублей

Антиалкогольная акция прошла в Кирове

Анализы на дому

Более 40 различных тестов на дому. Удобно и комфортно. Срочно.

img01

Специальная программа лечения

Дорого. Без скидок. С гарантией.