Позвоните прямо сейчас по телефону
+7 495 925 11 76
НАЧНИТЕ С БЕСПЛАТНОЙ КОНСУЛЬТАЦИИ ПО ТЕЛЕФОНУ: + 7 495 925-11-76

Механизм действия алкоголя.

Поступивший в организм алкоголь почти весь сгорает там в уклекислоту и воду, и лишь небольшая часть его переходит в мочу или выделяется через легкие; и так как в результате, при сгорании алкоголя, является известное количество теплоты, то его можно признать источником теплоты, и потреблением его мы уменьшаем до некоторой степени расход других составных частей нашего организма. Но это свойства алкоголь разделяет с большим количеством других веществ, которые обходятся дешевле его и потребление которых не сопряжено с теми опасными побочными явлениями, которые обнаруживаются при потреблении алкоголя. Правда, алкоголь больше, чем жиры или углеводы, которые также легко сгорают в организме, вызывает весьма приятное во многих случаях субъективное ощущение теплоты, вследствие чего спирт­ные напитки многими считаются прекрасным средством для согре­вания тела в сырую, ненастную или холодную погоду. Но это субъективное ощущение тепла — весьма обманчиво. Оно происхо­дит главным обр азом от того, что алкоголь, возбуждая сердце и всю сосудистую систему, ускоряет кровообращение, благодаря чему кровь в органах, а, между прочим, и в наружных покровах тела, чаще возобновляется. Но вслед за тем, в особенности после более значительных приемов алкоголя, наступает паралитичное состояние сосудистых стенок, ведущее к расширению сосудов — между прочим и на коже, и, вместе с тем, к усиленной отдаче тепла с поверхности тела. Калориметрические измерения, производимые над человеком, показывают, что, хотя известный прием алкоголя и увеличивает приход тепла, но в то же время в соот­ветственной или даже большей мере усиливается и расход его, так что о каком-либо сбережении тепла в организме при потреблении спиртных напитков не может быть речи; наоборот, в конце кон­цов получается для организма более или менее значительный минус. Поэтому-то потребление алкоголя не есть средство защиты человека против внешнего хо­лода, а напротив — делает его более чувствительным к низкой температуре окружающей среды. Поэтому понятно, что люди, совершенно не пьющие вина, лучше переносят путешествия на крайнем Севере, чем те, которые привыкли пользоваться алкого­лем «для согревания тела». И с тех пор, как это стало извест­ным, все смельчаки, предпринимающие экспедиции по направле­нию к Северному полюсу, в Гренландию и прочее, составляют экипаж своих судов по возможности из людей, не потребляющих спиртных напитков.

Чисто теоретически алкоголь может быть причислен, пожалуй, к питательным веществам, так как известный прием его сберегает соответственное ему, по динамическому значению, количество жира или углеводов. Но для того, чтобы заменить алкоголем мало-мальски заметные количества других питательных веществ, требуются настолько большие приемы его, что у потребителя силь­но сказывается отрицательная сторона его влияния, а потому физиологи собственно к пищевым веществам егоне причисляют. Его влияние на азотистый обмен, очевидно, весьма незначительно, и существующие исследования не дают нам права сказать, чтобы алкоголь предохранял организм от лишней траты белковых веществ; они показывают, что небольшие приемы его как будто несколько уменьшают расход белка, более значи­тельные же количества усиливают процесс разложения азотистых веществ в организме. Если при небольших приемах алкоголя уменьшается поступление кислорода в организм, то этот факт вовсе не указывает на меньшую интенсивность процессов окисле­ния в тканях под влиянием алкоголя, а свидетельствует лишь о том, что алкоголь для своего сгорания нуждается в меньшем количестве поступающего извне кислорода, чем эквивалентное коли­чество какого-либо из настоящих пищевых веществ.

Нам, может быть, заметят, что алкоголь придает чувство силы человеку, что усталому, утомленному он дает временно возмож­ность продолжить работу и без приема пищи. Против этого не будем спорить. Возбуждение, вызываемое алкоголем во всем орга­низме, делает человека моментально способным к такому напря­жению сил, которое без алкоголя не было бы возможно. Но оши­бочно было бы вывести отсюда заключение, что, вводя в организм алкоголь, мы заметно увеличиваем находящийся в нем запас силы. Нет, — влияние алкоголя заключается лишь в возбуждаю­щем действии его на нервную систему, благодаря которому он дает нам возможность свободнее распоряжаться запасом имею­щейся уже в организме силы и увеличить расход ее, хотя и на короткое время, больше, чем это было бы возможно при обыкно­венных условиях: работник, занимающийся усиленным умствен­ным или физическим трудом, прогоняет наступающее утомление глотком вина (или другим каким-нибудь возбуждающим средст­вом курением табака, кофе, чаем и т. п.); бедняк, у которого в данный момент нет средств для того, чтобы ввести в свое тело необходимое количество питательного материала в виде белков, жиров и углеводов, прибегает к помощи вина, водки и других вкусовых веществ и прогоняет ими чувство голода, слабости и нравственного угнетения, овладевшее им вследствие недостатка пищи. Однако, при оценке этого, по-видимому, благотворного влияния алкоголя не следует забывать, что процессы разложения в организме идут своим порядком, независимо от принятия вина или водки, и что погибающий при этом материал должен быть заменен для того, чтобы сохранился известный вещественный со­став организма и чтобы последний оставался способным к работе и на будущее время. В противном случае, если усиленная трата вещества и сил, которая сделалась возможной благодаря употреб­лению алкоголя, своевременно не уравновешивается доставлением организму соответственного количества пищи, то происходит исто­щение организма. Не надо забывать, что, употребляя вино или водку для временного поддержания сил, мы собственно делаем заем и живем в долг, а для того, чтобы отсюда не происходило ущерба для организма, необходимо возвратить ему в виде пищи то количество силы, которое было позаимствовано во время усилен­ного напряжения. Большая опасность при потреблении спиртных напитков бедными людьми заключается именно в том, что за не­возможностью выплачивать этот долг, он будет все расти и расти, пока, наконец, должник не сделается несостоятельным, т. е. пока нанесенный организму ущерб не сделается непоправимым. Алко­голь, следовательно, не есть пищевое вещество, и вызываемым им субъективным ощущением прилива теплоты и сил легко вводятся в роко­вое для них заблуждение люди, не знакомые с его коварными свойствами.

Не подлежит никакому сомнению, что вообще потребление алкоголя совершенно не нужно для поддержания работоспособности человека. Это доказывается, между прочим, множеством наблюде­ний, произведенных над английскими войсками в различные вре­мена и в различных местах; эти наблюдения обнаружили, что самые сильные телесные напряжения в жарких и холодных кли­матах лучше всего всегда переносились теми войсками, которые не употребляли алкоголя ни в какой форме.

Но алкоголь, кроме того, есть непосредственный яд для центральных органов нашей нервной системы, кото­рый, после непродолжительной стадии раздражения, производит в них параличные явления и таким образом притупляет, и даже во­все прекращает, некоторые из наиболее сложных функций их. Даже то безотчетное веселье, тот оживленный разговор, то благо­душное и приподнятое настроение, тот жизнерадостный, оптими­стический взгляд на все окружающее, которые всегда являются, когда хорошая компания сидит за стаканом доброго вина, даже при весьма умеренном пользовании им, суть прямые последствия паралича задерживающих центров и вообще тех частей нашей центральной нервной системы, которые нам помогают ориентиро­ваться в окружающей нас обстановке, критически к ней относить­ся, взвешивать значение наших слов и цаших действий, другими словами — паралича нашего рассудка. Под влиянием этого пара­лича, этого устранения задерживающих центров, языки развязы­ваются, люди перестают следить за собой, им море становится по колено, и они во многих отношениях превращаются в неразумных детей. Следовательно, токсическое действие даже небольших при­емов алкоголя не подлежит никакому сомнению; оно, по всей ве­роятности, основывается на том, что алкоголь составляет яд для протоплазмы известных органов нашей нервной системы и при­том, прежде всего, для тех, которые управляют функциями выс­шего порядка.

Мы ответили на поставленные вопросы: мы показали, что алкоголь, как пищевое вещество, не имеет ни­какого практического значения и что он, даже в сильно разведенном виде, составляет для человека опасный яд. Нам, мы надеемся, удалось убедить беспристрастного читателя в том, что взгляд д-ра Толстого на значение алкоголя с точки зрения современной науки несправед­лив и что в его чересчур снисходительном отношении к алкоголю кроется большая опасность для русского народа с точки зрения общественной санитарии. Широкое распространение таких взгля­дов на потребление алкоголя, какие исповедует д-р Толстой, мы считали бы большим несчастием для России. Д-р Толстой скажет нам, что он вовсе не проповедует злоупотребления алкоголем, которое он тоже признает вредным, но высказывается лишь за умеренное потребление спиртных напитков, от которого, по его мнению, можно ожидать лишь одну пользу. Однако, после всего сказанного мы не считаем нужным входить в разбор этого возра­жения, так как постоянное потребление яда, хотя бы в умерен­ных количествах, едва ли может быть признано полезным для народного здоровья, — тем более, что установление границы меж­ду умеренным потреблением и злоупотреблением, в каждом дан­ном случае, совершенно невозможно; и если д-р Толстой, увлека­ясь своей идеей о полезности умеренного питья спиртных напит­ков, говорит, что, вместо всяких обществ трезвости, он обеспечил бы каждому чернорабочему человеку по стакану водки ежеднев­но, но лишил бы его возможности пить для пьянства, то практи­ческое исполнение такого намерения наверно встретило бы повсю­ду непобедимые препятствия.

Механизм действия алкоголя.

Поступивший в организм алкоголь почти весь сгорает там в уклекислоту и воду, и лишь небольшая часть его переходит в мочу или выделяется через легкие; и так как в результате, при сгорании алкоголя, является известное количество теплоты, то его можно признать источником теплоты, и потреблением его мы уменьшаем до некоторой степени расход других составных частей нашего организма. Но это свойства алкоголь разделяет с большим количеством других веществ, которые обходятся дешевле его и потребление которых не сопряжено с теми опасными побочными явлениями, которые обнаруживаются при потреблении алкоголя. Правда, алкоголь больше, чем жиры или углеводы, которые также легко сгорают в организме, вызывает весьма приятное во многих случаях субъективное ощущение теплоты, вследствие чего спирт­ные напитки многими считаются прекрасным средством для согре­вания тела в сырую, ненастную или холодную погоду. Но это субъективное ощущение тепла — весьма обманчиво. Оно происхо­дит главным обр азом от того, что алкоголь, возбуждая сердце и всю сосудистую систему, ускоряет кровообращение, благодаря чему кровь в органах, а, между прочим, и в наружных покровах тела, чаще возобновляется. Но вслед за тем, в особенности после более значительных приемов алкоголя, наступает паралитичное состояние сосудистых стенок, ведущее к расширению сосудов — между прочим и на коже, и, вместе с тем, к усиленной отдаче тепла с поверхности тела. Калориметрические измерения, производимые над человеком, показывают, что, хотя известный прием алкоголя и увеличивает приход тепла, но в то же время в соот­ветственной или даже большей мере усиливается и расход его, так что о каком-либо сбережении тепла в организме при потреблении спиртных напитков не может быть речи; наоборот, в конце кон­цов получается для организма более или менее значительный минус. Поэтому-то потребление алкоголя не есть средство защиты человека против внешнего хо­лода, а напротив — делает его более чувствительным к низкой температуре окружающей среды. Поэтому понятно, что люди, совершенно не пьющие вина, лучше переносят путешествия на крайнем Севере, чем те, которые привыкли пользоваться алкого­лем «для согревания тела». И с тех пор, как это стало извест­ным, все смельчаки, предпринимающие экспедиции по направле­нию к Северному полюсу, в Гренландию и прочее, составляют экипаж своих судов по возможности из людей, не потребляющих спиртных напитков.

Чисто теоретически алкоголь может быть причислен, пожалуй, к питательным веществам, так как известный прием его сберегает соответственное ему, по динамическому значению, количество жира или углеводов. Но для того, чтобы заменить алкоголем мало-мальски заметные количества других питательных веществ, требуются настолько большие приемы его, что у потребителя силь­но сказывается отрицательная сторона его влияния, а потому физиологи собственно к пищевым веществам егоне причисляют. Его влияние на азотистый обмен, очевидно, весьма незначительно, и существующие исследования не дают нам права сказать, чтобы алкоголь предохранял организм от лишней траты белковых веществ; они показывают, что небольшие приемы его как будто несколько уменьшают расход белка, более значи­тельные же количества усиливают процесс разложения азотистых веществ в организме. Если при небольших приемах алкоголя уменьшается поступление кислорода в организм, то этот факт вовсе не указывает на меньшую интенсивность процессов окисле­ния в тканях под влиянием алкоголя, а свидетельствует лишь о том, что алкоголь для своего сгорания нуждается в меньшем количестве поступающего извне кислорода, чем эквивалентное коли­чество какого-либо из настоящих пищевых веществ.

Нам, может быть, заметят, что алкоголь придает чувство силы человеку, что усталому, утомленному он дает временно возмож­ность продолжить работу и без приема пищи. Против этого не будем спорить. Возбуждение, вызываемое алкоголем во всем орга­низме, делает человека моментально способным к такому напря­жению сил, которое без алкоголя не было бы возможно. Но оши­бочно было бы вывести отсюда заключение, что, вводя в организм алкоголь, мы заметно увеличиваем находящийся в нем запас силы. Нет, — влияние алкоголя заключается лишь в возбуждаю­щем действии его на нервную систему, благодаря которому он дает нам возможность свободнее распоряжаться запасом имею­щейся уже в организме силы и увеличить расход ее, хотя и на короткое время, больше, чем это было бы возможно при обыкно­венных условиях: работник, занимающийся усиленным умствен­ным или физическим трудом, прогоняет наступающее утомление глотком вина (или другим каким-нибудь возбуждающим средст­вом курением табака, кофе, чаем и т. п.); бедняк, у которого в данный момент нет средств для того, чтобы ввести в свое тело необходимое количество питательного материала в виде белков, жиров и углеводов, прибегает к помощи вина, водки и других вкусовых веществ и прогоняет ими чувство голода, слабости и нравственного угнетения, овладевшее им вследствие недостатка пищи. Однако, при оценке этого, по-видимому, благотворного влияния алкоголя не следует забывать, что процессы разложения в организме идут своим порядком, независимо от принятия вина или водки, и что погибающий при этом материал должен быть заменен для того, чтобы сохранился известный вещественный со­став организма и чтобы последний оставался способным к работе и на будущее время. В противном случае, если усиленная трата вещества и сил, которая сделалась возможной благодаря употреб­лению алкоголя, своевременно не уравновешивается доставлением организму соответственного количества пищи, то происходит исто­щение организма. Не надо забывать, что, употребляя вино или водку для временного поддержания сил, мы собственно делаем заем и живем в долг, а для того, чтобы отсюда не происходило ущерба для организма, необходимо возвратить ему в виде пищи то количество силы, которое было позаимствовано во время усилен­ного напряжения. Большая опасность при потреблении спиртных напитков бедными людьми заключается именно в том, что за не­возможностью выплачивать этот долг, он будет все расти и расти, пока, наконец, должник не сделается несостоятельным, т. е. пока нанесенный организму ущерб не сделается непоправимым. Алко­голь, следовательно, не есть пищевое вещество, и вызываемым им субъективным ощущением прилива теплоты и сил легко вводятся в роко­вое для них заблуждение люди, не знакомые с его коварными свойствами.

Не подлежит никакому сомнению, что вообще потребление алкоголя совершенно не нужно для поддержания работоспособности человека. Это доказывается, между прочим, множеством наблюде­ний, произведенных над английскими войсками в различные вре­мена и в различных местах; эти наблюдения обнаружили, что самые сильные телесные напряжения в жарких и холодных кли­матах лучше всего всегда переносились теми войсками, которые не употребляли алкоголя ни в какой форме.

Но алкоголь, кроме того, есть непосредственный яд для центральных органов нашей нервной системы, кото­рый, после непродолжительной стадии раздражения, производит в них параличные явления и таким образом притупляет, и даже во­все прекращает, некоторые из наиболее сложных функций их. Даже то безотчетное веселье, тот оживленный разговор, то благо­душное и приподнятое настроение, тот жизнерадостный, оптими­стический взгляд на все окружающее, которые всегда являются, когда хорошая компания сидит за стаканом доброго вина, даже при весьма умеренном пользовании им, суть прямые последствия паралича задерживающих центров и вообще тех частей нашей центральной нервной системы, которые нам помогают ориентиро­ваться в окружающей нас обстановке, критически к ней относить­ся, взвешивать значение наших слов и цаших действий, другими словами — паралича нашего рассудка. Под влиянием этого пара­лича, этого устранения задерживающих центров, языки развязы­ваются, люди перестают следить за собой, им море становится по колено, и они во многих отношениях превращаются в неразумных детей. Следовательно, токсическое действие даже небольших при­емов алкоголя не подлежит никакому сомнению; оно, по всей ве­роятности, основывается на том, что алкоголь составляет яд для протоплазмы известных органов нашей нервной системы и при­том, прежде всего, для тех, которые управляют функциями выс­шего порядка.

Мы ответили на поставленные вопросы: мы показали, что алкоголь, как пищевое вещество, не имеет ни­какого практического значения и что он, даже в сильно разведенном виде, составляет для человека опасный яд. Нам, мы надеемся, удалось убедить беспристрастного читателя в том, что взгляд д-ра Толстого на значение алкоголя с точки зрения современной науки несправед­лив и что в его чересчур снисходительном отношении к алкоголю кроется большая опасность для русского народа с точки зрения общественной санитарии. Широкое распространение таких взгля­дов на потребление алкоголя, какие исповедует д-р Толстой, мы считали бы большим несчастием для России. Д-р Толстой скажет нам, что он вовсе не проповедует злоупотребления алкоголем, которое он тоже признает вредным, но высказывается лишь за умеренное потребление спиртных напитков, от которого, по его мнению, можно ожидать лишь одну пользу. Однако, после всего сказанного мы не считаем нужным входить в разбор этого возра­жения, так как постоянное потребление яда, хотя бы в умерен­ных количествах, едва ли может быть признано полезным для народного здоровья, — тем более, что установление границы меж­ду умеренным потреблением и злоупотреблением, в каждом дан­ном случае, совершенно невозможно; и если д-р Толстой, увлека­ясь своей идеей о полезности умеренного питья спиртных напит­ков, говорит, что, вместо всяких обществ трезвости, он обеспечил бы каждому чернорабочему человеку по стакану водки ежеднев­но, но лишил бы его возможности пить для пьянства, то практи­ческое исполнение такого намерения наверно встретило бы повсю­ду непобедимые препятствия.


лучшие предложения

Что НЕ НУЖНО делать при похмелье

Кодирование от алкоголизма

Всего 8000 рублей и 10% на ваш счет.

Женщины больше страдают от похмелья

VIP очищениео организма

Всего 121000 рублей

Антиалкогольная акция прошла в Кирове

Анализы на дому

Более 40 различных тестов на дому. Удобно и комфортно. Срочно.

img01

Специальная программа лечения

Дорого. Без скидок. С гарантией.